Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

сопротивление

Семейное...

Так, ну я понимаю, я положил в туалете книгу под названием "Внимание и усилие". Но ты! Почему ты решила положить туда книгу "Тайная сила внутри нас"???
сопротивление

Фантастические тиражи

Фантастические, всё-таки, в советские времена тиражи были. Только что обнаружил, что только в 1981 году книга В.Яна "Батый" вышла тиражом в миллион экземпляров. Неплохая, кстати, книжка...
сопротивление

Иногда поэты так склонны привирать...

В ходе размышления над поднятой mancunian темой латиноамериканского el pueblo unida, совершенно случайно наткнулся в своих воспоминаниях... Когда-то давно, когда мне было лет, наверное, 13, у нас дома появился проигрыватель грампластинок. Не помню, откуда. И заодно куча пластинок. Среди них была и пластинка ВИА "Ариэль". ВИА Ариэль мне совершенно не понравился, разве что одна песня произвела какое-то впечатление. Это была песня "Анафема", на стихи Вознесенского, если не ошибаюсь.
Поискал в сети, нигде текста не нашёл, зато наткнулся на интервью Ольги Арефьевой, которая вспоминала, что пыталась это исполнять.

Стихи всё-таки бредовые какие-то. Особенно с учётом того, что Пабло Неруда вообще-то относительно мирно скончался в клинике от остановки сердца в терминальной стадии рака. Мне иногда кажется, что некоторые поэты сначала сочиняют пару строчек, которые кажутся им осмысленными, а потом вокруг этой пары строчек набрасывают ещё текста, чтобы смотрелось приличнее. Вот как вы думаете, какие строчки в этом тексте исходные и главные?

Collapse )
сопротивление

via allileja



volokhonsky: А вот тут у меня книжка, купите книжку! У вас есть уникальный шанс купить книжку самого Волохонского!
сопротивление

Чушики-чушики...

Съездил в универ, походил там, пообщался... Проводил интересный эксперимент на живых людях по поддержанию беседы. Был немного неадекватен, но всё равно получалось интересно. Я наконец-то понял, почему у меня такие забавные проблемы в общении с молодыми психологами. Они не разговаривают со мной. Они на меня реагируют. Дело даже не в общности интересов, а именно в том, что в разговоре как таковой отсутствует нарратив. Точнее, мои юные друзья (да и некоторые не столь уж юные сверстники) вполне способны излагать фактическую информацию, поддерживать друг друга эмоционально, говорить "ага, угу", "ух ты", иногда (очень редко) даже способны шутить в тему. И структура общения в итоге выглядит скорее как последовательность сценок-гэгов. Вступление персонажа - монолог - реакция на монолог, завершение сценки. Следующая сценка.
Это особенно ярко в сравнении с общением с другими людьми, с которыми общение может идти очень долго, да и прервать его порой трудно и не хочется. Вчерашний день я провёл с А., очаровательной дамой, посетившей наш город по делам на одни сутки и М., почти столь же очаровательным господином. Нам всё время было о чём поговорить. Например, А. рассказала следующую дивную историю, очень меня порадовавшую (передаю разумеется, не дословно, но что-то близкое):
- Однажды ночью мне пришло в голову, что я уже ровно настолько забыла математику, что нахожусь по своим познаниям примерно в том времени, когда творил Ферма. И тут я подумала, что это отличный повод попытаться решить его знаменитую теорему. С трудом что-то припомнив, я начала чертить формулы и несколько часов провела за этим интересным занятием. И знаете, что самое интересное?
- Доказала???
- Да! И удовлетворённая легла спать под утро. Дальше было печальнее. На следующий день я проснулась и решила проверить, неужели эти построения и в самом деле имеют смысл? Я обнаружила набор листиков, исписанных формулами. Этот набор листиков кончался большим восклицательным знаком. За ним следовала фраза, несколько меня разозлившая: "ДАЛЬШЕ ВСЁ ПОНЯТНО!!!"

Кстати, коллеги, вот вам вопросик, не такой уж сложный для выпускников факультета, в особенности, нашей кафедры. Какую похожую историю из жизни одного знаменитого психолога я рассказал в ответ???

В общем, общение наших студентов какое-то очень странное. Кстати, Антон Говорин пытается написать на тему влияния особенностей интеракции на результат переговоров курсовую работу, у него интересный эксперимент вырисовывается, только пока что совершенно убийственный по трудозатратам и с не очень внятным образом результата. Но интересный.

А по поводу общения студентов... У Стругацких есть отличная повесть "Хищные вещи века", про двадцать первый век. В заметной степени пророческая какая-то повесть. Одного не понимаю, как они тогда об этом догадались. Вот вам на закуску небольшой фрагмент оттуда.

Collapse )
сопротивление

Ещё фотки с ЗПШ

Попробую выложить все свои, а потом избранные чужие. Пока что мои...



Насколько я помню, это фотография с конкурса "Алло, мы ищем таланты". Никогда не любил бестолковую самодеятельность, хотя там было несколько вполне приемлемых номеров. Вот с таким вот серьёзным видом все слушают девушку, с чувством читающую стишок про детство. Это был полный атас, потому что девушка, которая была в этот момент на сцене, вообще отличается своеобразным выражением лица, как будто весь окружающий мир вызывает у неё отвращение. Может, у неё был тот же желудочный вирус? А на переднем плане тут allileja, она хорошая.



Там же. tolstolapixa,notta_benna13pm

Collapse )
сопротивление

Поцмодерн

Мы живём в эпоху поцмодерна, это точно. Это такая весёлая эпоха, когда окружающие люди говорят цитатами, не подозревая, что именно они цитируют. Потому что они цитируют цитату. Первоцитирующий, вполне вероятно, хорошо знал, что именно цитирует и опирался на то, что его читатель это тоже знает. Соответственно, никаких специальных пометок в фильме, о том, что вот сейчас вот была цитата из другого фильма, не предусмотрено. Или даже в книге. Вот, например, один рассказ Фазиля Искандера называется "Мой дядя самых честных правил". Нигде в тексте никаких отсылок, которые давали бы понять, что заголовок - цитата из чьего-то чужого текста, нет. Кроме разве что некоторого выпадения этой цитаты из языкового контекста. Потому что современному читателю не очень понятно, чем ему не угодили самые честные, и как именно он их правил. Или вот например, название статьи Нины Андреевой "Не могу поступиться принципами" было отчасти цитатой В.И. Ленина. Или вот кто сможет вспомнить из какого фильма фраза "Наплевать и забыть!"? Я её слышал неоднократно, но, как это ни печально, фильма-первоисточника так и не смотрел ни разу. Потому что я - новое поколение, которое тот, исходный фильм, книгу, которая цитируется, даже и не видело. Для нас этот, новый фильм, новая книга - классика. И источником фразы "наплевать и забыть" для нас может быть, ну например, Чингиз из повести Лукьяненко "Фальшивые зеркала", который её действительно произносит...



Программный документ проекта ДОСААФ-Защита "Письмо молодому соотечественнику" доказывает, что "сильное поколение не может состоять только из охранников, торговцев и менеджеров". В качестве альтернативы предлагается служба в "сильной армии" рядовым или военным специалистом. "Помнишь, ты в детстве любил читать истории про победы русского оружия? Про ратников Александра Невского, про суворовских чудо-богатырей, про героев 1812 года, про героев Сталинграда и Курской дуги? Ты можешь стать таким же! -- обещает послание.-- Мы не знаем, что понравится тебе больше -- создавать автомобили, отправлять в небо самолеты или спускать на воду корабли. Выбирай сам. И не спрашивай, что сделала для тебя страна. Теперь ты знаешь, что можешь сделать для нее сам. Стать Человеком и Гражданином".

Следует отметить, что последний призыв "ДОСААФ-Защита" позаимствовала у коллег из "Молодой гвардии", очевидно рассчитывая, что после парламентских выборов обещания политической карьеры активистам прокремлевских молодежных движений уже не будут так востребованы (об этом свидетельствуют случаи выхода из этих молодежных организаций и уход лидера "Наших" Василия Якеменко на госслужбу), и их место займет армейская риторика.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=846333


Вот и тут то же самое. Журналистка "Коммерсанта" почему-то приписала новому военно-патриотическому движению заимствование у "Наших". Действительно, у них в лагере на Селигере висел один плакатик с такими словами...

Вообще-то, наши патриоты говорят о необходимости стать человеком и гражданином почему-то словами одного американского президента. (Что за низкопоклонство перед Западом?)

And so, my fellow Americans: ask not what your country can do for you — ask what you can do for your country.
My fellow citizens of the world: ask not what America will do for you, but what together we can do for the freedom of man.


И наконец, завершая тему цитат. Можете цитировать меня:

В трудную минуту жизни не спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны, спроси, что ты можешь сделать для хип-хопа в годы тяжелейших испытаний! Ведь элементы разброда, шатания и оппортунизма - не догма, не пустой для сердца звук, а руководство к действию! Спроси себя также, а был ли на заре туманной юности мальчик резвый, кудрявый, влюбленный, кровавый в глазах? На том бы только день простоять, только ночь продержаться русской земле! И наконец, помни - полковнику надо писать только тогда, когда не можешь не писать! Я кончил, господа присяжные!

Искренне ваш, рассеянный, живущий рядом с сами знаете какой улицей.

Хочу сразу сказать, что эту карикатуру с мавзолеем я где-то видел, но первоисточника найти не смог...
сопротивление

Автобиография, ч. 1

Это же в конце концов, мой дневник, почему бы и о себе не написать?

Владимир Львович Волохонский родился 28 января 1979 года в семье диссидента и машинистки. В этот день на государственном подшипниковом заводе в Москве играл концерт Владимир Высоцкий, погода была умеренно холодная, никаких особых знамений вроде бы не отмечалось. Через несколько недель, 12 марта, отец был арестован и осуждён за клеветнические измышления. В 1981 он освободился, но меньше через год сел снова. Трёхлетний Владимир Львович смотрел на его фотографию и получал ценную информацию о том, что папа в командировке. Однако в тот же год из тюрьмы вышел другой правозащитник, которого Владимир Львович стал называть папой. В самом деле, муж мамы - это же папа? В общем, Владимира Львовича по данному вопросу волновало только то, не займёт ли новый папа его кроватку, но он получил от мамы успокоение по поводу того, что он будет спать с ней.
Главную роль в детстве Владимира Львовича, равно как и в детстве его мамы, дяди и бабушки, сыграл его прадед Илларион Петрович Кашин, к тому моменту наконец-то окончательно вышедший на пенсию. Илларион Петрович почти всю послевоенную жизнь проработал электриком, сперва на Монетном дворе, потом в Военно-морском музее. Работать в военно-морском музее было удобно, так как институт химии силикатов, в котором работала прабабушка, находился совсем рядом. Владимир Львович теперь тоже работает совсем рядом.
Благодаря этому самому институту в жизни Владимира Львовича и Иллариона Петровича была дача, на которую они уезжали порой на всё лето, с мая по октябрь. Прадед учил внука считать, читал ему сказки и научил играть в шахматы. По радио в те годы всё время говорили о всё новых и новых победах молодого шахматиста Гарри Каспарова. Прадед, кажется, болел за Карпова, но внуку нравилась фамилия Кас-па-ров. Ещё, кроме прадеда, на даче был дед, новая жена деда (бабушка умерла в 1970), дочка и маленький внук дедовой жены.
Как все приличные дети того времени, Владимир Львович был научен мамой читать в возрасте 3-4 лет от роду и на следующие пятнадцать лет это стало одним из его любимых занятий. Книг дома всегда было много, хотя было много странного. Когда Владимиру Львовичу было лет двенадцать, он прочитал один из двух томов книги "Дэвид Копперфильд", другой том в доме не обнаружился. С тех пор Владимир Львович не испытывает большой любви к Диккенсу. Впрочем, Владимир Львович не чувствовал себя обманутым - его предупреждали, что это неинтересная сложная книга.

Продолжение следует.
сопротивление

Книжка

tolstolapixa принесла мне вчера в клювике с курсов по тестологии дивную книжку - "Основы культуры адаптивного тестирования" В.И. Васильева и Т.Н. Тягуновой. Книжка производит мощное, цельное такое впечатление. Начнём с того, что человека в этой книге избегают называть человеком, а называют исключительно "объектом нечисловой природы".

Эпиграф к книге авторы подобрали абсолютно соответствующий содержанию и в должной степени его отражающий:

Поскольку субъективное не может быть выражено в объективном, то в попытке охарактеризовать символической формулой всё, что превышает рассуждения на эмпирическом уровне и часто значительно превосходит наш рассудок, необходимо выйти за пределы этого рассудка в той или иной форме (А. Евдокимов)

Первая фраза, которая попалась мне в книге, когда я начал её листать:

Духовная компонента культуры образует банк тестовых утверждений, на котором планируется и строится поведение объектов нечисловой природы.

В общем, это страстная тестологическо-философская поэма на 600 страниц. Но прежде чем её читать, я лучше прочитаю что-нибудь классическое по теории разработки тестов достижений. Потому что почитал я, как они согласуют мнения экспертов через некую "метрику Красильникова" и объясняют, почему коэффициент конкордантности Кендалла для этой задачи не подходит и понял, что авторы изобретают какой-то потрясающий велосипед. Судя по тому, что в списке литературы есть "Культурология" Кравченко, но нет наиболее известных работ по разработке тестов (ну хотя бы Анастази), лучше я пока буду читать эту книгу выборочно, дабы насладиться развесисто-ветвистым стилем изложения.